Среда, 28 июня, 2017 года: USD = , EUR = ,

Россиян кормят "золотой" рыбкой

15 мая 2009, 17:38
Почему она дорожает быстрее мяса?

Буквально на днях в столице на уличных экранах и на МКАД появилась реклама, призывающая нас обеспечить рыбе достойное место на столе. Призыв вполне понятный, когда импорт подорожавшего мяса сокращается. Только с рыбой тоже все не безоблачно.

Рыбка, рыбка, где твоя улыбка?

Столичные власти выделили под рекламу порядка тысячи щитов. Но, как говорит восточная мудрость, “сколько ни повторяй “шербет”, во рту от этого слаще не станет”. И от того, что нас опять будут потчевать легендарной фразой, приписываемой Анастасу Микояну, “всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы”, крабов на столе точно не прибавится.

По официальным данным всезнающего Росстата, с начала года рыба замороженная неразделанная к 4 мая подорожала на 13,3%. Быстрее даров морей и океанов в стране дорожали за этот период только чай черный байховый (18,2%) и сахар-песок (28,6%). Другие продукты тоже растут в цене, но до рыбных темпов им очень и очень далеко.

В чем дело? Ведь государство повернулось к рыбакам, как говорилось весь прошлый год, лицом. Впервые им были выделены квоты на вылов на 10 лет вперед. Для судов, которые прошли ремонт за рубежом, в этом году объявлена налоговая амнистия. Да и поддержка рыболовной отрасли идет уже на миллиарды рублей. Принята Федеральная целевая программа по развитию рыболовства, в которой инвестиции за счет федерального бюджета составляют 32 млрд. 439,3 млн. рублей. В прошлом году усилиями Росрыболовства, и в первую очередь крайне харизматичного руководителя этого ведомства Андрея Крайнего, для рыбаков было сделано беспрецедентно много. Как выразился Крайний на общем собрании Ассоциации добытчиков минтая этой весной: “Если вы мне скажете и докажете, что в предыдущие годы для рыболовства было сделано больше, чем за прошлый год, я готов съесть свой галстук”. Понятно, что повторять “подвиг” Саакашвили ему не пришлось. Массу он сдвинул за год, прямо говоря, неподъемную. Оказалось, и наших бюрократов в самых разных министерствах можно заставить заниматься делом в режиме ошпаренной кошки. Но надо хотя бы немного знать Андрея Анатольевича, чтобы понять — если он на что нацелился, то сомнет, сметет или пробьет любую преграду на своем пути. Порвет, как тот Тузик грелку, и не закашляется.

Подвижек — масса. На первый взгляд. А в ответ — рост цен и никакого изобилия.

Понятно, что есть причины объективного характера. Рыба, тот же минтай, — товар экспортный. За него платят живой полновесной валютой. И если наш рубль подешевел по отношению к доллару, то спрашивается, почему рыбка тогда не может подорожать? Может, и еще как.

Или взять, к примеру, состояние рыболовецкого флота. Буквально позавчера на совещании, которое проводил председатель Правительства РФ Владимир Путин, Андрей Крайний озвучил, мягко говоря, совсем не радостную картинку состояния отрасли. В основном регионе добычи рыбы — Дальневосточном — сейчас работает 2125 рыболовецких судов. Из них 902 полностью выработали свой ресурс. А к 2020 году может остаться всего лишь 818 работоспособных судов, при этом в Приморском крае смогут выйти в море всего лишь 3 судна.

За ближайшие пять лет, чтобы не снижать улов, России надо построить до 2013 года 221 судно: 34 крупнотоннажных, 51 среднетоннажное и 136 малотоннажных. А к 2020 году количество новых построенных рыболовецких кораблей надо довести до 562. Иначе мы не сможем осваивать ресурсы даже в собственной экономической зоне. А согласно конвенции ООН, если страна не осваивает свои ресурсы, то в этой зоне могут легально работать другие государства.

Стоит еще отметить и тот факт, что, к примеру, на вылов тонны мойвы, по данным Росрыболовства, российские рыбаки тратят на 205 кг топлива больше, чем те же норвежцы. То есть только по топливу тонна той же мойвы обходится на 3772 рубля дороже, чем норвежцам. Дополнительно 3 рубля 77 копеек на килограмм. Только по топливу, повторю. А есть еще и остальное промвооружение. Норвежцы ловят кошельковыми сетями, а мы по старинке — менее эффективными траловыми. То есть один кг этой рыбы у нас изначально стоит рублей на 5 дороже, чем в Европе. И так практически по всему рыбному ассортименту. И с этим ничего не поделаешь. Во всяком случае, в ближайшие два-три года

Вот только исключительно объективными причинами рост цен на рыбную продукцию не объяснить. Поскольку в нашей стране есть еще и наши чиновники. Которые поднимают стоимость товара не хуже, чем девальвация нашей отечественной валюты.

Моя твоя не понимай

Еще недавно Сахалинским областным управлением Россельхознадзора руководил некий господин О.О.Сапожников. Как говорят сами рыбаки, в период работы он так рьяно проявил себя, что стал на Дальнем Востоке если не мистической фигурой, то уж точно именем нарицательным. Сейчас он уже не возглавляет областное управление. По официальной версии, ушел по состоянию здоровья. Так это или нет — копаться не будем, но вот то, что в 2007—2008 годах под его руководством были задержаны и изъяты из оборота десятки тонн красной икры, произведенной сахалинскими предприятиями, — факт, что называется, задокументированный. Управление Россельхознадзора руководствовалось при этом заключениями ветеринарной лаборатории, которой, не поверите, руководила г-жа Сапожникова Е.В. Как нетрудно догадаться, супруга начальника управления Россельхознадзора. Такой семейный подряд — супруг признает только ту экспертизу, которую выдает лаборатория супруги на платной основе. Хорошо хоть, до трудовой династии дело пока еще не дошло. А то бы рыбакам впору вообще волками завыть. Самое интересное, что заключения ветлаборатории г-жи Сапожниковой потом раз за разом опровергали специалисты территориального управления Роспотребнадзора. Но дело было сделано. Икра не дошла ни до Москвы, ни до окраин. Потому как если не получил добро по действующим правилам от Россельхознадзора, то из области ни килограмма не вывезешь. Практически тотальный, а не выборочный лабораторный контроль за всеми видами продукции из рыбы, в том числе и за икрой, при этом никак не повлиял на поток браконьерской продукции.

Только не надо думать, что деятельность г-на Сапожникова — это исключение из правил. Наоборот, это само правило, согласно которому работает Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному контролю, в просторечии именуемая Россельхознадзором. Контроль, контроль и еще раз контроль — так можно сформулировать неофициальный девиз ведомства, возглавляемого Сергеем Алексеевичем Данквертом и находящегося в системе Министерства сельского хозяйства.

При этом, что характерно, господа ветинспектора из Россельхознадзора не гнушаются дублировать функции других ведомств. С 1 января 2008 года любое рыбодобывающее предприятие для ввоза своей продукции на территорию РФ или вывоза ее с территории страны должно получить разрешение Россельхознадзора. Более того, без этой бумажки невозможно перемещение (реализация) той же рыбы даже внутри страны. Для выдачи таких разрешений ведомство требует сообщать сведения о наименовании судна, месте происхождения продукции, объеме вылова и районе вылова. Как написано в запросе установленного образца, это делается “в целях контроля за законностью происхождения продукции”. Но такую задачу на ведомство никто не возлагал. Более того, это прерогатива Росрыболовства и ФСБ РФ. Более того, всякая экспортная поставка проходит через таможенное оформление и выпуск товара за границу таможенниками уже является подтверждением законности происхождения продукции.

Или взять хотя бы такой нюанс. Россельхознадзор ввел обязательное ветеринарное сертифицирование рыбной муки. Дескать, без фитосанитарного сертификата, который экспортер обязан получить в соответствии с Международной конвенцией по карантину и защите растений. Вот только из самой Конвенции недвусмысленно следует, что объектами, подпадающими под ее действие, является исключительно продукция растительного происхождения. Каким образом в ведомстве Данкверта обосновали, что рыба относится к растениям, современной науке до сих пор неизвестно.

А чего стоит хотя бы “Сертификат здоровья”, который необходимо получить у ветслужбы для вывоза рыбной продукции в Китай, в котором в первом пункте указано, что “официальный инспектор удостоверяет, что вышеназванная рыбная продукция произведена на зарегистрированном предприятии…”.

Самое интересное во всем этом заключается в том, что хоть Россельхознадзор и говорит в своих пояснительных документах, что он действует исходя из требований страны-импортера, в КНР бумажка от ведомства Данкверта никому даром не нужна. Не требуется ее никуда предоставлять — и все тут. Значит, рыбаки на нашем берегу бегают, согласовывают, языки высунув, чтобы заветный сертификат получить. Тратят не только время, но и деньги. А потом им впору, извините, подтираться. А стоимость получения бумажек затем закладывается в стоимость продукции. И не той, что пошла на экспорт (там международные цены, дороже не продашь), а в цену той рыбы, что идет на внутренний рынок России. Он кто, инспектор Россельхознадзора, — таможенник, офицер ФСБ, пограничник, специалист регистрационной службы? Да нет же, конечно. Он просто бог и царь для рыбаков. Причем в одном флаконе.

Вот и начинается и расширяется административно-чиновничий беспредел. Доходящий до откровенного хамства. Так, например, начальник Находкинского отдела управления Россельхознадзора по Приморскому краю г-н Воробчук прямо предписал одному генеральному директору явиться к нему в кабинет не иначе как “10 марта 2009 года в 10 часов 00 минут”. И еще выделил это точное время и подчеркнул. Чтобы, дескать, не опаздывал, а то хуже будет. Не дай бог, в 10 часов 1 минуту придет — от ворот поворот. И санкции по полной.

Так и получается, что пока одно ведомство (Росрыболовство) делает все, чтобы снять лишние административные барьеры, снизить издержки и удешевить продукцию, насколько это возможно, другое старательно ужесточает уже существующие и предписывает расти вороху бумажек, которые по большому счету никому, кроме ветинспекторов, не нужны.

Одни (Росрыболовство) пробивают постановление правительства №184, по которому оформление судов должно занимать считанные часы. А другие (Россельхознадзор) сутками мурыжат рыбаков у причала. Так, например, в порту Ванино 11 марта с СТР “Кирово” представители ветинспекции для выдачи ветеринарного сертификата взяли отборы проб и в течение 5 суток делали анализы в ветлаборатории. А когда 24 марта в тот же порт зашло другое судно с той же продукцией, выловленной в том же районе, ветинспектора и тут заставили сдать рыбу на анализы. Там что, эпидемия палтусового гриппа разразилась в океане за эти несколько дней? Но против ветинспектора не попрешь.

Одни разрабатывают Федеральную целевую программу, а другие наращивают ворох бумаг для отчетности. Если, к примеру, до 1 января 2009 года груз сопровождался всего тремя документами — коносамент, качественное удостоверение и фактура, то с нового года Россельхознадзор требует предоставлять ему для оформления своих разрешений уже двенадцать видов бумаг. К уже упоминающимся трем прибавились еще девять. При этом ветеринары подменяют собой не только Росрыболовство, Роспотребнадзор, ФСБ, но и Госморинспекцию.

“Санитары” моря

Впрочем, если бы бюрократы удовлетворялись лишь использованием уже существующих административных барьеров, ситуацию еще можно было бы считать удовлетворительной. Но нет, с каждым днем им требуется все больше прав и полномочий. И ситуация доводится ими до откровенного абсурда. Чего стоит печально известный приказ Минсельхоза №462, зарегистрированный Минюстом спустя полгода после его подписания министром и опубликованный в официальной российской газете в усеченном варианте, но тем не менее вступающий в силу в полном объеме.

“МК” уже оценивал это творение на сайте (“Приказ небезопасной свежести”), но не грех напомнить еще раз, о чем речь. Приказ дает новые полномочия Россельхознадзору в “экспертизе морских рыб и икры”. Причем подробно расписывает, как отличать рыбу безопасную, сомнительной безопасности и небезопасную. Если вы думаете, что там объявлены какие-то объективные характеристики, то заблуждаетесь. Большую часть оценки ветинспектора должны проводить, руководствуясь своими собственными субъективными ощущениями. А как иначе, если критерии сводятся к тому, чтобы определить: глаза у рыбы впалые, слегка запавшие или ввалившиеся. Или какой запах идет у рыбы из анального отверстия, и жидкость какого цвета и консистенции оттуда вытекает, и какой формы, собственно, само анальное отверстие. И прочее в том же духе.

Окончательно добивает пункт 50 приказа: “Для лабораторных исследований при проведении ветеринарно-санитарной экспертизы рыбы и икры установленными методами отбирают из разных мест (не менее чем 5% партии рыбы или икры: ящиков, бочек, мешков и т.д.)…” Четкость формулировок документа, описывающая состояние того же анального отверстия, тут куда–то теряется, и начинается сумбур, допускающий разные толкования. А как это делают наши чиновники, за которыми последнее слово “от государства” на окормляемых ими территориях, — вряд ли стоит уточнять. Партия икры в 10 тонн, таким образом, может понести “лабораторные потери” эдак килограммов на 500.

Рыбаки не поленились и подсчитали, во что могут вылиться 5%, исходя из квот (а значит, и улова) всего лишь одного, пусть и весьма крупного, предприятия. Картинка получилась — дух захватывает.

Вид продукции 5% в тоннах

Филе минтая 906

Фарш минтая 262

Минтай б/г 1100

Икра минтая 132



Сельдь 799



Кальмар тушка 862

Щупальца кальмара 243



Всего продукции 5668

Почти 6 тысяч тонн. В денежном выражении — больше 6 миллионов долларов. Некоторые рыболовецкие компании всего столько добывают, платя за квоты государству живые деньги. А тут — всего лишь экспертиза. За которую, кстати, рыбаки еще и денег должны заплатить. Немудрено, что встает вопрос — что же с такой массой лабораторных объектов будут делать дальше? Утилизировать? Или...

Как сказал буквально на днях Андрей Крайний: “Россельхознадзор с упорством, достойным лучшего применения, штампует приказы, которые мешают работе и вообще находятся за гранью здравого смысла. На них крупными буквами написано слово “коррупция”!.. Это такой простор создает!”

Впору задаться вопросом: не слишком ли громко сказано руководителем Росрыболовства насчет коррупции?

Судя по тому, с какой частотой чиновники Россельхознадзора умудряются регулярно попадать в поле зрения правоохранительных органов, не слишком.

К примеру, совсем недавно при получении взятки был задержан начальник Базарнокарабулакского отдела Россельхознадзора по Саратовской области. Сотрудники ОБЭП ГУВД взяли чиновника с поличным. А примерно за месяц до того также с поличным задержали начальника отдела Россельхознадзора в том же Саратове.

Может, это только в Саратове такие чиновники? Да нет, и в столице такие есть. Вот в феврале в Москве двоих чиновников столичного управления Россельхознадзора также задержали по подозрению в получении взятки. А вот бывший начальник Истринского межрайонного отдела Россельхознадзора уже отбывает свой срок в колонии. Ему теперь как минимум 2 года предстоит не защищать потребителей, а заниматься другой деятельностью. К двум годам и трем месяцам колонии-поселения приговорили и бывшего начальника одного из отделов Сахалинского областного управления службы по фитосанитарному и ветеринарному контролю. И представляете, тоже за взятку. А начальника Управления Россельхознадзора по Волгоградской области задержали по подозрению в хищении 260 тысяч казенных рублей. Утверждено обвинительное заключение по уголовному делу в отношении государственного инспектора отдела земельного контроля Управления Россельхознадзора по Самарской области Виктора Павлова по обвинению в получении взятки. Да и на Кубани сотрудники Ейского отдела УБОП ГУВД по Краснодарскому краю задержали сотрудника Россельхознадзора по подозрению в получении взятки. И тоже, что называется, взяли с поличным.

Список длинный. Его можно продолжать и продолжать. Вот только газета не резиновая. Речь, правда, не только о том, что разрешительные функции наши чиновники трактуют частенько исключительно в пользу собственного кармана. Но ведь эти взятки тоже потом закладываются в стоимость товаров, которые каждый из нас покупает, или услуг, которыми мы пользуемся.

В понедельник, 18 мая, на заседании президиума Правительства РФ должен рассматриваться вопрос о состоянии дел в рыболовстве и рыбопереработке. Будут приняты очередные решения. Может быть, выделены очередные деньги.

Но позволю себе смелость процитировать, уж извините, себя: “Нет, не будет от усилий руководителей страны толку. Наверное, до тех пор, пока не выпустить приказ о том, как определять общественную безопасность или небезопасность чиновников, усиленно разрабатывающих и продвигающих такие документы. И тоже все так же расписать: про ротик, глазки, брюшко и, соответственно, то же отверстие. Закрытое там или открытое. И приводить бюрократов, кто не отвечает критериям, в нужное состояние соответствующей стимуляцией”.

Все выверено в бюрократической цепочке: каждая бумажка стоит денежек (легальных или нет, не суть важно). Больше бумажек — больше денежек чиновникам — выше цена в магазине. Топливо там, несовременное оборудование и прочая — это дело разрешимое. А вот если не обуздать административное рвение, подкрепленное стимулом положить себе, любимому, в карманчик, рыбка точно станет золотой. Увы, не как в сказке, а по цене. И не только рыбка. Хоть ты самые распоследние и наисовременнейшие технологии применяй.

Также в разделе:

Рыбодобывающими организациями Саратовской области запланирован выпуск полумиллиона мальков растительноядных рыб...

Саратовская область: За год в области поймали более 5000 тонн прудовой рыбы...

Саратовская область: На Волге вступил в силу нерестовый запрет...

Саратовская область: Проблемы зарастания Волги и сохранения водных биоресурсов обсудили на заседании рыбохозяйственного совета...

Саратовская область: Установлены сроки нерестового запрета на рыбную ловлю...

Саратовская область: Эксперт отрицает сокращение поголовья рыбы в Волге...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы:
Горячее предложение